В последнее время снова стало модным вешать на сте­ну декоративные блюда. Крупное блюдо на стене вписывается в интерь­ер практически любого стиля, создает выразительное де­коративное пятно, при этом оно менее требовательно к своему окружению и фону, чем картина.

У блюда нет ра­мы, которую надо подбирать к мебели, зеркалу и другим деталям интерьера. К тому же блюдо не скрывает своего родства с посудой, своей близости с житейским укладом дома. Поэтому блюда воспринимаются такими уместны­ми, то есть приходящимися к месту в разном бытовом ок­ружении. 

Эту двойную природу блюда — декоративную и при­кладную одновременно — почувствовали в XX веке ху­дожники, начинавшие как чистые живописцы, но увлек­шиеся керамикой, особенно блюдами, — Пикассо, Ма­тисс, Леже. Многие качества художественного языка ве­ликих авангардистов — отточенность композиции, остро­та линейных очертаний, выразительность цветового пят­на, безупречное соотношение изобразительного мотива и фона — привели их к поискам в области декоративного искусства. Живопись этих мастеров для многих оставалась непонятной, в то время как те же приемы, перенесенные в керамику и ткани, воспринимались естественно. Через более понятное декоративное искусство публика привы­кала к условности их живописного языка и сложности об­разного мира.

Интерес знаменитых художников к декоративно-при­кладному искусству заставил по-новому ощутить его художественную значимость, скрытую за бытовыми формами. Послевоенный бум в керамике во многом возник благода­ря интересу к ней знаменитых художников. Блюда верну­лись в современный быт и в современное декоративное убранство отчасти и с их подачи.

Блюда (впрочем, как и другие произведения декора­тивно-прикладного искусства) обучают умению наслаж­даться красотой формы, чувствовать выразительность ма­териала, гармонию цвета и изобразительного мотива, сло­вом, прокладывают путь к пониманию искусства. Это двойное родство — с красотой и с пользой, с искусством и с жизнью.

Обычай развешивать декоративные блюда на стенах — очень древ­ний, родившийся, быть может, в те времена, когда воины на пирах использовали свои щиты как блюда для мяса и овощей, а после пиров вешали их на стену. Появление блюда относится к незапамятным временам, когда люди только-только начали изобретать посуду для еды. Сначала в качестве большого блюда при общей трапезе служили пласты глины и деревянные плахи, но с развитием мате­риальной культуры блюда приобрели правильную круглую или овальную форму, их стали украшать росписью, тисне­нием, резьбой.

В бронзовом веке блюда стали выковывать из меди, бронзы, даже из серебра, а в особых случаях и из золота. Эта традиция существует и по сей день, особенно в странах Востока. Металлические блюда украшаются че­канкой, гравировкой, литыми скульптурными деталями, эмалью.